Вторник, 13 Март 2012 09:37

Чужой праздник

Оцените материал
(0 голосов)

Хозяева КСПЗ по сути украли завод у государства. Теперь они пытаются присвоить и его славу. Недавно председатель совета директоров КСПЗ Анатолий Шкирко засветился в Москве - на пресс-конференции в Интерфаксе. Повод для встречи с журналистами был заявлен торжественный: заводу, дескать, исполнилось 75 лет.

Тем из собравшихся, кто знаком с историей КСПЗ не только со слов его руководителя, оставалось лишь удивляться. Ведь даже суд признал: КСПЗ нагло присвоил себе историю предшественника – КШЗ, преднамеренно его обанкротив, и безосновательно – Орден Отечественной войны I степени и имя Ю. В. Андропова.

Как выходит со слов господина Шкирко, ныне дела предприятия идут в гору: с долгами удалось рассчитаться, объемы производства растут, модернизируется оборудование, осваивается выпуск нового вида оружия, налаживаются дружеские связи за границей. При этом основным зарубежным рынком «патриотов» из КСПЗ являются США. Вслед за ними - Монголия и Казахстан. Некоторые друзья из прекрасного далека (тут были названы Армения и Венесуэла) выступили со смелым предложением построить на своих землях предприятия по технологиям завода в Климовске. Казалось бы, жить всем нам и гордиться тем, что в нашем городе есть столь славный пример для подражания. Вот только соседство с КСПЗ многих рядовых климовчан отчего-то не радует.

Напомним лишь самые громкие скандалы с участием завода за последние 12 лет.

В 2000 году видный криминальный авторитет мексиканец Хорхе Портилья-Сумин вышел на свободу, отсидев срок за убийство родного отца и домработницы. Первой его операцией на воле стал захват КШЗ. Смена руководства проходила жестко: вся бухгалтерия сгорела при пожаре, в членов совета директоров предприятия стреляли прямо на улицах нашего города. Без вести пропал бывший директор завода Евгений Рудаков, и в городском фольклоре хорошо прижилась байка о том, как труп несчастного директора растворили в чане с кислотой. Новый директор завода – Василий Потриденный – обеспечил фактический переход актива к новому владельцу посредством банкротства предприятия. КШЗ канул в Лету. Вместо него на промышленной карте города появилось ЗАО «КСПЗ». То самое, которое юридически правопреемником КШЗ не является, однако агрессивно настаивает на этом, и, как мы видим, не прочь прихватизировать его легендарную историю.

В 2005-2006 годах, уже серьезно укрепившись в пределах КСПЗ, Хорхе пытался взять власть в городе, посадив своих людей в Совет депутатов. Некоторые из взращенных криминальным авторитетом политиков присутствуют в поле городских общественных дискуссий до сих пор.

Однако правоохранители, несмотря на бурную псевдообщественную деятельность, развитую Хорхе, все никак не давали ему покоя. И тогда, чтобы избавиться от их назойливого внимания, он неожиданно, с барского плеча, решил отдать государству 250 акций предприятия - они были переведены на баланс Росимущества. Но бескорыстностью тут и не пахло. Еще до передачи активов ЗАО «КСПЗ» в федеральную собственность Портилья сотоварищи уже знали, как именно они их вернут себе назад. Хэдлайнерами этой операции стали члены ближнего круга мексиканца, номинальные акционеры КСПЗ Борис Гимбатов (ныне он носит фамилию Краснов) и Юрий Губских. По плану им предстояло разыгрывать роли пострадавших от неправомерных действий сотрудников родного «КСПЗ», поскольку акции были сняты именно с их лицевых счетов (52 акции со счета Губских, 198 акций – со счета Гимбатова). И сняты, по уверениям Гимбатова-Краснова и Губских, без всяких на то оснований. Никаких договоров они на этот счет, естественно, не заключали, соглашений не подписывали, и т.д. Одним словом, совершилось «избиение младенцев», не иначе!

Летом 2009 года двум «обманутым» акционерам удалось-таки по суду вернуть себе акции. К ноябрю очнулись ото сна Росимущество и госкорпорация Ростехнологии, которой и должны были быть переданы по указу президента активы климовского предприятия. Судебный спор вокруг 250 акций вспыхнул с новой силой. Юристы Хорхе, отрабатывая свои гонорары, отбивали удары с помощью нового главного аргумента: Российская Федерация не может выступать в качестве учредителя или участника закрытого акционерного общества, образованного путем учреждения, а не приватизации.

Тем не менее, в 2010 году суд кассационной инстанции отменил решение о возврате пакета акций Борису Гимбатову-Краснову и Юрию Губских. Правда, акций на руках у них к тому моменту уже не было.

Но на этот раз государство твердо вознамерилось вернуть себе причитающееся.

К «разборкам» активно подключились правоохранители. Дело в отношении хозяев КСПЗ возбудил Следственный комитет РФ, усмотревший в действиях владельцев компании признаки статьи 159, части 4: «Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере». Департамент экономической безопасности МВД квалифицировал случившееся на КСПЗ как рейдерский захват предприятия, входящего в госкорпорацию «Ростехнологии». Это стало поводом для возбуждения уголовного дела по факту мошеннического завладения акциями ЗАО «КСПЗ». Ущерб, причиненный Хорхе и его сподвижниками государству, по оценкам экспертов, на тот момент превышал 44 миллиона рублей.

В августе 2009 года сотрудники Подольского УВД арестовали Василия Потриденного, на тот момент уже бывшего гендиректора КСПЗ в результате банальной проверки документов на дороге. Его обвинили в преднамеренном банкротстве Климовского штамповочного завода. Правда, довольно скоро Василий оказался на свободе. По слухам, находчивый Потриденный прямо из тюрьмы написал письмо главе Рособоронэкспорта, в котором обещал оказать содействие в возврате акций завода государству. Разумеется, в обмен на свободу. Его отпустили, но акций государство так и не увидело.

А осенью 2011 года уже следствие переквалифицировало статус Краснова и Губских со свидетелей на обвиняемых в рамках уголовного дела о преднамеренном банкротстве ОАО «КШЗ».

Несмотря на очевидную объективность предъявленных названным господам обвинений, в последние недели их адвокат Сергей Иванов начал активную информационную кампанию на страницах корпоративного издания, по понятным причинам пытаясь обелить своих заказчиков и представить общественности государственные органы как звенья «обвинительной связки правоохранительных, прокурорских и судейских органов». А также убедить читателей в том, что у российской судебной системы «ярко выраженный обвинительный, карательный уклон».

Конечно, для победы все средства хороши. А потому представитель интересов Краснова и Губских без стеснения начал заниматься манкированием информации, вплетая в свою оправдывающую «жуликов и воров» статью цитаты из программной статьи Владимира Путина.

К необходимости «исключить из уголовного законодательства все рудименты советского правосознания, все зацепки, которые позволяют делать из хозяйственного спора уголовное дело на одного из участников» беззастенчиво апеллирует адвокат расхитителей госсобственности. Адвокат Иванов пытается представить факт преднамеренного банкротства КШЗ (это было доказано несколько лет назад, а экс-директору Мельникову – вынесен обвинительный приговор) как корпоративный спор. Более того, взывает к тому, чтобы программные положения Владимира Путина стали реализовываться, «не дожидаясь результатов выборов и официального вступления в должность Президента РФ» (это при том, что еще и день голосования не наступил, еще никто не избран!).

Только и не слишком посвященному в ситуацию с заводом читателю понятно, что желание представить шиворот-навыворот дела давно минувших дней нацелены лишь на одно: укрепить благосостояние Краснова и Губских, не страждущих делиться с государством незаконно нажитым, и спасти их от уголовного преследования.

Помимо разборок с прокуратурой, хозяева завода конфликтуют и с городским руководством, что неминуемо сказывается на жизни простых климовчан. Дело в котельной, которая отапливает полгорода и которую хозяева завода присвоили при весьма сомнительных обстоятельствах.

В 2009 году разразился скандал из-за предписания городских чиновников провести работы по подготовке котельных и теплосетей Климовска к зиме. Руководство КСПЗ отмахнулось: пожелания чиновников им не указ. Закончилось противостояние в зале суда. Понятно, что состояние котельной, отапливающей полгорода, – далеко не внутреннее дело предприятия. Случись там в разгар зимы авария, это обернется бедой для десятков тысяч климовчан. Но руководители завода подпускать коммунальщиков к своей котельной не желали, притом аргументы приводили весьма странные: завод, мол, работает на оборонку, котельной занимается постольку поскольку, а значит, нечего к ним лезть с советами и требования по эксплуатации котельной. Судьи с этой мотивировкой не согласились, иск коммунальщиков был удовлетворен.

Годом ранее, в 2008-м, судиться с владельцами котельной чиновники не стали, однако всю зиму их потряхивало. Как крупное теплоснабжающее предприятие, котельная КСПЗ была обязана запастись дополнительным объемом топлива – мазута или соляры (на случай любой аварии). Сделано это или нет, владельцы завода отказывались говорить до последнего. А в ноябре (то есть уж после того, как отопительный сезон начался) неожиданно признались: завод не определился даже с видом топлива, которое будет находиться в резерве. Так вот и вышло, что в случае любого технологического сбоя 28 тысяч жителей Весенней могли бы остаться без тепла.

Но быть может, тяжелые отношения с заводом с лихвой окупаются теми деньгами, что предприятие перечисляет в бюджет города? Не тут-то было! Владельцы завода сменили место его приписки, теперь он зарегистрирован в Калужской области, и сумма налогов, которые КСПЗ перечислял Климовску, сократилась на 2 миллиона 300 тысяч рублей.

Достается и работникам предприятия. Известны случаи, когда работяг и побивали топ-менеджеры, и матом крыли. А, к примеру, в 2009 году в городской суд Климовска обратились бывший старший мастер по электрооборудованию котельной завода Михаил Зигмундович Вагнер и двое его коллег, уволенных с предприятия при странных обстоятельствах. Корреспонденту «ОП» Михаил Зигмундович рассказал такую историю.

В августе 2007 года, после того как завод возглавил новый директор Евгений Шишов, работникам велели срочно написать заявления с просьбой об увольнении по собственному желанию. Дату на заявлении велели не ставить. Простая формальность, объяснили в отделе кадров встревоженным людям: завод, якобы, будут переименовывать, и чтобы сразу, без проволочек перевести людей на «новое место работы», потребуются такие бумаги. Полученные документы кадровики заботливо убрали в дальний ящик.

На поверхность эти заявления всплыли много позже, в декабре 2008. Как и многие предприятия, КСПЗ в то время лихорадило от финансового кризиса, и руководство завода решило расстаться со многими своими работниками. Причем люди должны были уйти не по сокращению (получив пособие), а по собственному желанию. Многие из тех, кого коснулась эта участь, даже не вспомнили, когда они успели этого пожелать. Но руководство напомнило. Не помог и поход активистов из заводской котельной на личный прием к директору Шишову. Обман и использование «липовых» документов господина Шишова не смущали. В качестве последнего аргумента электрики упомянули, что на улице зима. Спросили, почему опытных работников котельной выставляют на улицу в самый разгар отопительного сезона. Шишов быстро нашелся с ответом: «Плевать мне на вашу котельную».

Так Михаил Зигмундович Вагнер и десять его коллег остались без работы. Судиться с бывшим боссом решили не все - лишь самые принципиальные. Климовский городской суд признал увольнение Вагнера и его коллег незаконным, но юристы Шишова смогли добиться отмены этого решения в Московском областном суде.

Впрочем, далеко не все работники КСПЗ терпят притеснения от руководства. Некоторые с успехом пользуются служебным положением. Так, в марте 2007 года сотрудники МВД России с поличным задержали двух работников завода - при попытке сбыть такое количество патронов, которого с лихвой хватило бы для организации теракта. Из рук в руки подставному покупателю преступники передали 6 тысяч патронов малокалиберных и 120 - для автомата Калашникова. Но могли ли рядовые работники наладить торговлю патронами собственными силами? Однозначного, а главное, убедительного ответа на этот вопрос нет до сих пор. Зато в ходе следственных мероприятий были выявлены многочисленные нарушения правил хранения продукции на КСПЗ. Например, патроны 1945 года выпуска лежали в комнате отдыха слесарей. А в Климовском суде «ОП» сообщили: тот процесс для нашего города не был уникальным. Суд уже рассматривал аналогичные дела не только по статье 222, но и статье 226 УК РФ («хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств»).

Екатерина ГЛЕБОВА

Прочитано 562 раз

Добавить комментарий

Защитный код Обновить