Суббота, 27 Август 2011 12:19

Коровы и волки

Оцените материал
(0 голосов)

Климовский детектив с таинственной смертью и угрозой в сарае.

Все лето в городе не утихают разговоры об умерших еще в апреле гривненских коровах. Не самое первостепенное по важности событие, как выяснилось, едва не вызвало экологическое бедствие.

Коровы принадлежали 73-летней пенсионерке Лидии Черносвитовой (по просьбе пенсионерки фамилия изменена), живущей в частном секторе на ул. Парковой. Погибнув по неизвестным причинам, животные пролежали в сарае почти три месяца. И, как заявили санитарные службы Подольского района, создали в округе реальную эпидемиологическую угрозу. Трупные яды разлагающихся организмов чудом не попали в систему «Водоканала». Санитары, спустя долгое время узнав о смерти животных, зачистили территорию и выписали одинокой бабуле символический штраф. Угроза миновала. Но самое интересное, так и осталось загадкой: отчего погибли животные? И почему пенсионерка не захоронила тела подобающим образом, подвергнув опасности окружающих? Разобравшись в деталях, «Октябрьская площадь» пришла к неожиданному выводу: окружающие виноваты не меньше, чем сама пенсионерка, а людское равнодушие может быть пострашнее эпидемиологической угрозы.


Ближайшие соседи пенсионерки Черносвитовой уверены, что коровы ее погибли от голода. Мол, пожилая женщина не в силах была в одиночку прокормить сразу двух животных. А когда те умерли – то не нашлось и денег на цивилизованное захоронение.
- Да конечно, так и было, - говорит соседка Полина Иванова. – Изморила тварей своих.
- Но зачем ей это?
- Вы ее спросите! Может, она сумасшедшая, - отмахнулась Иванова.

Дом Лидии Николаевны заметно выделяется на фоне других по Парковой улице. Наверное, он самый ветхий и кривой. Даже внутрь заходить немного страшно. Кажется, пол не выдержит и провалится, или сложатся стены. Впрочем, сама пенсионерка внутрь и не приглашает – беседуем на крыльце. «Беспорядок у меня там», - смущенно проговорила Лидия Николаевна.
- Горе, горе мое, отняли недруги моих коровок, - причитает Черносвитова. – Сколько месяцев прошло, а из головы никак коровы мои не уходят.

По заросшему сорняками двору Черносвитовой носятся котята. Повсюду расставлены миски с едой и водой. В сенях за спиной пенсионерки скачут еще несколько кошек. «Все мои, – объясняет бабуля. – Восемь штук, а было вообще двенадцать, но люди приходят, разбирают потихоньку».

- Погибли мои коровки неожиданно, – продолжает Черносвитова. – Вечером возвратились с поля, а на утро – лежат бездыханные. Я сразу поняла, кто с ними такое решился сделать.
Лидия Ивановна рассказывает, что занимается коровами уже тридцать лет. А после выхода на пенсию с продажи молока выходила неплохая прибавка к пенсии. На вырученное Черносвитова покупала корм и еще оставалось на оплату дома.
- Коров я лучше людей понимаю. Лучше сама буду голодать, а животных накормлю, – говорит Лидия Михайловна. – Тридцать лет я держу коров, они всегда были частью моей семьи. Но когда муж умер, совсем тяжело мне стало одной ими заниматься. Дочь с сыном не помогают, а, наоборот, от меня помощи ждут.
- Вы говорили, у вас были недруги? – спрашиваю я Черносвитову.
- Недоброжелатели, – уточняет пенсионерка. – Соседи. Полинка эта (Иванова – П.К.). Уже несколько лет мы с ней не разговариваем.
- А из-за чего поссорились?
- Да в нашем возрасте особой причины и не надо! И без того ищешь, кому бы от скуки косточки поперемывать! Полинка любит деньги, власть, любит, чтобы был порядок и чистота. Без них она не может жить спокойно. А я и так счастлива была со своими коровами, мне многого не надо. Может быть, поэтому она и точила на меня зуб… Да и коровки мои иногда шумели по вечерам. Но ведь не травить их за это?!
- Вы обвиняете соседку в гибели коров? Почему не обратились в милицию?
- Я обвиняю? Да вся округа про это знает! А в милицию я не пошла – не такая я, не мстительная. Пусть зло на совести человека остается.

История с коровами становилась все запутаннее. Пенсионерка Черносвитова действительно совсем не походит на кровожадного садиста, изморившего голодом животных, а скорее наоборот. Мы расспросили других соседей на Парковой – выяснилось, что не одна Черносвитова подозревает ближайшую соседку в коварном злодеянии. А вот самих погибших коров добрым словом поминает пол-улицы. Многие покупали у Черносвитовой молоко.

- Такое замечательное было молоко! - хвалит сосед Черносвитовой Михаил. – 20 рублей за литр, где еще найдешь! Правда, когда животные вдруг пропали, верные покупатели-соседи куда-то все подевались. Помогать одинокой бабушке с вывозом тел никто так и не вызвался. От расстройства у Черносвитовой обострились старые болячки – несколько дней не могла подняться с постели. Затем позвонила ветеринарам – те сказали, что все похоронные процедуры вместе с вывозом тел обойдутся в 30 тысяч рублей.

- Я таких денег с роду в руках не держала, у меня пенсия-то восемь шестьсот, как же я на нее коровок схороню? - плачет Лидия Николаевна. – А потом добрые люди подсказали попросить материальную помощь в Администрации. Пока ждала, три месяца и прошло.

Трупы коров лежали в сарае, а бабушка, совсем захворав, просто перестала туда ходить. С наступлением летнего тепла во всем поселке стал ощущаться характерный запах. Соседи, отказавшие несчастной пенсионерке в помощи, вдруг стали возмущаться. Кто-то даже пустил слух про «сибирскую язву». Разбираться с этим пришлось противоэпидемиологической комиссии, действующей в Администрации; без широкой огласки проблема была решена: на участок пенсионерки приехал бульдозер, снес крышу сарая, сгреб останки животных на грузовик, который вывез их на полигон. А соседи вздохнули спокойно. Правда, встречая сегодня 73-летнюю Черносвитову на улице, они стыдливо уводят в сторону взгляды. Хотя, к их счастью, на улицу одинокая пенсионерка теперь выходит нечасто. Невыносимо стали болеть ноги, кружится голова. Да и зачем вообще куда-то выходить? Коров больше нет. А остались одни только волки.

Павел КАНЧЕР

Прочитано 486 раз
Другие материалы в этой категории: « Предъявите удостоверение президента! Батарея »

Добавить комментарий

Защитный код Обновить