Воскресенье, 29 Январь 2012 15:38

Какие они – люди, решившиеся взять в дом приемного ребенка?

Оцените материал
(0 голосов)

Я спросила у мужа: «А если они вырастут, и захотят родную маму найти?». Он мне ответил: «Значит, будем искать»

В начале декабря 2011 года президент России Дмитрий Медведев подписал поправки в Семейный кодекс, предусматривающие обязательную подготовку будущих усыновителей, опекунов и попечителей. Внедрить затею в жизнь оказалось не так просто. Почему?

По новому законодательству, заниматься с потенциальными папами и мамами должны будут психологи, педагоги и юристы. Причины, подвигнувшие руководство страны на этот шаг, очевидны: слишком часто мы узнаем о случаях издевательств и глумления над неродными детьми. Вот только несколько примеров. Три года назад в Москве в реанимацию детской городской больницы имени Сперанского в Москве попал избитый до полусмерти четырехлетний малыш. Врачи диагностировали: у крохи закрытая черепно-мозговая травма, повреждение половых органов, термические ожоги лица. Левый глаз ребенка практически не открывался из-за гематомы, вся шея была в кровоподтеках и ссадинах. Его приемная мать утверждала, что сын упал с лестницы. Медики же пришли к выводу, что мальчика жестоко и регулярно били. Чуть позже в Приморье был зафиксирован еще один дикий случай. В болоте обнаружили тело четырехлетней девочки. Как оказалось, ее забили до смерти приемные родители и, чтобы скрыть следы преступления, выбросили мертвую дочку в воду.

В Тверской области в больнице оказалась двухлетняя малышка с многочисленными синяками и ушибами. Приемная мать, которую правоохранители заподозрили в причинении этих травм, пропала.

Очень многих малышей взрослые «сдают» обратно в детдома, наигравшись и решив, что поторопились, и свалившиеся на них обязанности им не по плечу. «Только в 2010 году было заведено 8231 дело по возврату детей. Это большая цифра. Чаще всего люди психологически не готовы к такой нагрузке. Будущие родители не всегда знакомы с медицинскими показаниями, с вопросами адаптации ребенка в семье», - пояснила журналистам бывший зампред думского комитета повопросам семьи, женщин и детей Наталья Карпович. Почти треть кандидатов в приемные родители, прошедших специальную подготовку перед тем, как усыновить ребенка, отказываются от этой идеи, заверила директор департамента Минобрнауки РФ Алина Левитская.

Кстати сказать: в прежний вариант Семейного кодекса тоже предусматривал обучение родителей, но это было делом добровольным. Теперь – это обязательно, и избежать обязательной подготовки смогут лишь мачехи или отчимы, которые живут в браке с родным родителем, приемные родители, которые уже являются усыновителями, и близкие родственники, которые по определению имеют приоритетное право на опеку и усыновление детей-сирот.

***

- Об этих поправках мы слышали, но пока что они не работают, - рассказывает начальник Климовского отдела опеки и попечительства Елена Горшкова. – Проводить обучение опекунов, попечителей и усыновителей в нашем отделе мы не имеем права, у нас нет соответствующей лицензии. Ближайшее к Климовску место, где такое обучение ведется, - это Химки. Отправляем туда родителей не только мы, но и органы опеки Щербинки, Серпухова, Подольска и целого ряда других городов. Даже когда это обучение было делом добровольным, решившим его пройти родителям приходилось ждать несколько месяцев. Представляете, что будет, если теперь мы будем отправлять туда всех принудительно? Вроде нам обещают создать такой центр в Подольске, но когда он появится, пока неясно.

«Обещанного три года ждут» - такова неутешительная российская истина. Об этом нечасто говорят, но по закону Московской области обязательное обучение опекунов и приемных родителей действует у нас уже с 2008 года. Соответствующая норма появилась как раз накануне финансового кризиса, денег на ее воплощение не нашли.

Да что там обучение! Как оказалось, даже взять в штат психолога Климовский отдел опеки и попечительства не имеет права: в их штатном расписании нет такой единицы. Приходится вертеться - по мере сил и изобретательности. - В основном мы оказываем юридическую помощь. Но когда люди берут в семью ребенка, сплошь и рядом возникают сложности психологического характера, - рассказывает Горшкова. – И в первую очередь родители идут к нам, не оставлять же их с этими проблемами один на один?Мы наладили тесное сотрудничество с городским центром социальной помощи семье и детям «Гармония», климовским управлением образования. Последние нам очень помогли: взяли в свой штат психолога (у них такая единица есть) и отправили его на работу к нам.

А что говорят сами родители?

***

Елена и Игорь Болдугановы стали приемными родителями больше 2 лет назад. Идея взять в семью двух малышей из дома ребенка пришла внезапно. Вырастили собственных детей и… затосковали.

- Я очень хорошо помню день, когда я впервые об этом подумала, - рассказывает Елена. - Было первое сентября, сын должен был идти в одиннадцатый класс, и мне вдруг безумно захотелось проводить его в школу. А он и говорит: «Я тогда вообще никуда не пойду. Позорище: пришел в школу с мамой». И так мне грустно стало. В тот же вечер сказала мужу: «Наши дети выросли, может, возьмем в семью малыша?» Он сразу согласился. Не были против и старшие дети.

На сбор документов ушло несколько месяцев. И вот 30 декабря, под новый год, в квартире появилась вечно пищащая трехнедельная Карина. «Я помню, как муж поднял край своей майки, положил ее в эту «колыбель» и укачивал. И все смеялся: «Вот я ребенка в подоле принес».

И вот мы все вместе сидим в гостиной.

Карина (теперь ей 3 года) кокетливо откидывает за спину чуть растрепавшиеся косички и деловито перечисляет, что именно ей подарил на Новый год Дед Мороз. Елена – хрупкая и энергичная - бегает между нами и кухней. А полуторогодовалый Максик-младший (имя ему дали в доме ребенка, а у Елены и Игоря уже был к тому времени свой Максим) бодро наворачивает круги по ковру, сосет соску и поглядывает на взрослых.

- Когда Карине исполнилось полтора года, мы с мужем стали обсуждать, может, стоит взять ей сестренку? Чтобы было веселее расти. Ведь нашему старшему сыну сейчас 21, дочке Алине – 20. Это большая разница. Стали наводить справки, хотели найти девочку, ровесницу Карины. А потом из дома ребенка пришла информация: появился замечательный двухмесячный малыш. Мы съездили, посмотрели, и сразу же решили: берем.

И как, интересно, в головы закрадываются такие храбрые решения?

- Сложно сказать, - пожимает плечами Елена. – У меня мама работала в детском интернате, сама я гинеколог. И из собственной практики, и по рассказам мамы, я очень хорошо представляю, насколько несладко живется детям в детских домах. Но пока свои дети были маленькими, о том, чтобы взять в семью детей приемных, я даже не думала. А потом раз – и решилась. По-прежнему хочется о ком-то заботиться, осталась любовь нерастраченная, что ли... Многие меня спрашивают: не сложно ли справляться с двумя маленькими детьми? Но у меня свои дети ведь тоже погодки. И по сравнению с тем, что было тогда, воспитание Карины и Максима дается легче намного. В то время мы с мужем (он у меня военный) жили вдали ото всех родственников. Теперь же вокруг полно помощников – старшие дети, моя мама, мама мужа. Да и Бог помогает, что ли. Раньше, до появления у нас Карины, я мучилась от приступов язвы, теперь о ней забыла, вообще больше меня не беспокоит. Я даже малышей в сад пока не хочу отдавать, так хорошо с ними дома.

Нужно ли вводить обязательное обучение для приемных родителей - для Елены это и не вопрос вовсе. «Конечно, нужно, обязательно», - говорит. Ведь даже тем, у кого есть собственные дети, воспитание детей приемных подкидывает неожиданные проблемы. Сама Елена пытается найти их решение на форумах в Интернете и в специализированных книгах. Самым больным остается вопрос, как рассказывать малышам, что они не родные.

- Уверена, детям знать правду нужно. Все равно найдутся «добрые люди», которые их просветят, и если это все «всплывет» в подростковом возрасте, у ребенка может быть сильный стресс. Да в нашем случае и скрывать что-то бессмысленно. Дело ведь даже не в разных фамилиях. И у меня, и у мужа, и у старших детей внешность, что называется, славянского типа. А у Карины мама - узбечка, у Максима – таджичка. Мне все равно, какой они национальности, мы с мужем их не выбирали. Увидели и сразу поняли – берем. Мне кажется, что выбирать детей вообще аморально. Но рассказать все им – совсем непросто. Я первое время переживала, спрашивала у мужа: «А если они вырастут, и захотят родную маму найти?». На что он мне ответил: «Значит, будем искать».

Ольга Ильина

Комментарии специалистов:

Тамара Евченко,заведующая детским садом № 9 «Солнышко»:

- К идее обязательного обучения опекунов, попечителей и усыновителей, конечно, отношусь положительно. Забирая ребенка в семью, взрослые должны заранее знать, с чем они столкнутся, чего они могут и должны требовать – и от себя, и от ребенка. Они должны заранее его полюбить. Без специального обучения понять это очень сложно, особенно тем людям, у которых нет собственных детей. Вот выходит, что зачастую детей берут люди, которые не готовы к этому в принципе. А потом, после столкновения с первыми сложностями, у некоторых начинаются нервные срывы. Кто – то при этом возвращает ребенка в детский дом, а кто-то бьет и калечит. Долг государства - своих детей от этого защитить.

Галина Киселева,директор школы № 6:

- Конечно, обязательное обучение будущих приемных родителей – нововведение правильное. Ребенок – не игрушка, и взрослые, которые решились взять его в семью, обязаны понимать, что это очень ответственный шаг. Они должны быть к этому готовы психологически, должны понимать, что не все у них сразу будет гладко и беспроблемно. Как правило, к новой обстановке ребенок адаптируется быстрее. А вот взрослые зачастую оказываются не готовы к тому, что отныне им придется полностью менять уклад жизни. Отношения с детьми, которые в прошлом пережили трагедию, бывает выстроить очень непросто. И многие взрослые быстро сдаются. Я в своей практике сталкивалась с родителями, которые сначала ребенка брали в семью, а потом возвращали в детский дом. Для ребенка это страшная травма. После же специального обучения люди поймут, на что они решаются, будут готовы к этому морально. Кто почувствуют, что не сможет подобную ношу «потянуть», откажется от этой мысли сразу. И детей не будут подвергать

Досье

На учете в Климовском отделе опеки и попечительства в настоящее время находятся 202 ребенка – сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. Из них под опекой находится 71 ребенок, в приемных семьях - 35; усыновлено – 18 детей; в детском доме – 27. 51 подопечный отдела перешагнул «порог взрослой жизни» (возраст от 18 до 23 лет), однако присмотр за ними еще ведется.

За 2011 год были усыновлены 2 ребенка, столько же - взяты в приемные семьи. Десятерых детей взяли под опеку. В госучреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, попали пятеро ребятишек, в дом ребенка - два малыша, в социальный приют – один.

Выдано 14 удостоверений о возможности стать усыновителем, опекуном (попечителем), приемным родителем.

Прочитано 349 раз

Добавить комментарий

Защитный код Обновить